WWW.PREVESTI.RU

Искусство русского узурочья Распечатать

Словосочетание «Русское ювелирное искусство» вызывает у большинства людей похожие ассоциации – это блестящие великосветские 18-19 века, сверкающие прозрачные камни императорских украшений, отделанные самоцветами на античный манер залы и кабинеты… Историю русского камня обыкновенно отсчитывают от открытия в конце 17-го века знаменитых, воспетых в сказках и песнях Уральских рудников, сделавших Россию мировым центром по производству и обработке самоцветов. Невольно создается ощущение, что до начала горного дела ювелирного искусства в России как бы и не было. Но на самом деле это совершенно не так – и до 17-го века камень был чрезвычайно любим и почитаем, а декоративное его использование было одним из наиболее востребованных искусств. Корни позднейшей любви к драгоценностям лежат именно там, в палатах великих князей и крестьянских избах. Об «искусстве русского узурочья» обыкновенно забывают, тогда как оно заслуживает и тщательного рассмотрения, и немалого восхищения. В период с 10 по 17 век на Руси складывалось самобытная ветвь ювелирного дела – украшения на Руси любили и носили все независимо от половых, сословных и материальных различий. Отличались только стоимость металлов и камней, но наличие драгоценных украшений было неизменным.

Некоторые особенности русского ювелирного дела были связаны с тем, что большая часть поделочных камней ввозилась из других стран – исконно русским был только жемчуг, к которому позже прибавились янтарь и аметист. В основном камни привозили из Индии, Персии и Египта. В 12-15 вв. популярны были самоцветы синего, сиреневого, вишневого и зеленого цветов – бирюза, аметист, альмандин (вишневый гранат), изумруд, лал (шпинель), горный хрусталь и халцедон. Активно использовали сапфир и рубин, которые звались «яхонтом лазоревым» и «яхонтом червленым». Сначала камни обрабатывали в виде кабошонов, и только к 17 веку начали использовать сверкающие ограненные камни – тогда в моду вошли яркие сочетания бриллиантов, изумрудов, яхонтов и турмалинов. Очень популярен был золотистый топаз, считавшийся символом власти и богатства и украшающий венцы многих княжеских головных уборов.

Самым любимым русским камнем был розовый жемчуг, добывавшийся в реках Новгородской губернии и на Кольском полуострове. жемчуг – любимец священнослужителей, символ чистоты и строгости, поэтому им украшали множество предметов церковного обихода - оклады икон и церковные ризы, посохи, кресты, дарохранительницы, кадильницы, - расшивали одежды священнослужителей, туфли настоятельниц женских монастырей. жемчуг даже называли «камнем сестер Христовых». В то же время, жемчуг не перестал быть светским камнем – им отделывали платья и головные уборы как зажиточных крестьян и купцов, так бояр и великих князей, широко использовали его и в виде вставок для колец и серег. Мантия и шапка Ивана Грозного были усыпаны жемчужинами величиной с орех, а царя Федора Алексеевича польские послы назвали однажды «убранным звездами и солнцем», так сверкала его расшитая жемчужинами и алмазами одежда. Лучший жемчуг называли «скатным» за правильную округлую форму. Считалось, что он способствует процветанию и «благоденствию» и приносит счастье своему владельцу.

Все старорусские украшения отличаются удивительным качеством работы с серебром и золотом. Характерные приемы русских мастеров – чернение, скань и зернь. При чернении выгравированные на поверхности металла углубления заполняются специальной смесью, которая выявляет рисунок, четко выделяющийся теперь на матовой серебряной поверхности. Особенно часто чернение использовалось при изготовлении широких наручных браслетов, покрытых обычно изображениями фантастических зверей, пришедших из язычества. Зернь – метод, позаимствованный у скандинавов, и заключающийся в напаивании на украшение сотен мельчайших металлических шариков. Скань – типично русская техника, при которой из тончайшей серебряной или золотой проволочки, скрученной жгутом, создавался сложный кружевной узор. Среди форм украшений господствовали растительные мотивы и округлые очертания. Популярными были и пришедшие из языческого прошлого сакральные символы – различные амулеты, например фигурки конских голов с бубенчиками, призванные отогнать нечистую силу, пятилучевые звезды… Часто покрывали металл эмалями с рисунком на религиозные или фантастические мотивы – такая техника звалась «филигранью» и пришла на Русь из Византии.

Самым любимым украшением были кольца (от старославянского «коло» – колесо, круг). Прежде всего, они считались оберегами от порчи и сглаза – так, серебряное кольцо клали под подушку новорожденного, чтобы защитить его от бед. Задолго до свадьбы детям надевали «помолвочные кольца» – мальчикам серебряное, как знак силы, девочкам золотое, символизирующее непорочность. Состоятельные люди любили крупные перстни с драгоценными камнями, на праздники часто надевали перстни на каждый палец. изумруды, рубины, сапфиры, бирюзу, жемчуг вставляли в высокую оправу, часто декорированную под лепестки цветка, украшенную эмалью. Также в ходу были кольца-печатки, отделанные тонкой чернью с растительным орнаментом. «Жиковинами» звались золотые кольца с дорогим камнем, который укреплен в гнезде лапками, похожими на лапки жука – еще это крепление называли «гнездо с алмазом в нохтях».

Серьги носили как женщины, так и мужчины – например, князь Святослав носил в левом ухе золотую серьгу с двумя жемчужинами и рубином. Женщины обожали серьги всех видов, в том числе носили их не в ушах, а пристегивая к головному убору или вплетая в волосы. Популярны были серьги, к которым на сканых жгутиках подвешивался жемчуг, кораллы, цветное стекло или серебряные шарики. Уникальны новгородские серьги-«голубцы», представляющие собой стилизованные фигурки двух птиц, обращенных друг к другу спинками или клювиками. Наиболее роскошные серьги из золота, украшенные жемчугом и эмалью, симметричной формы, изготавливали московские «злато-кузнецы». Известны и другие виды серег – бубенчики, с крупными камнями в центре; запоны, где в середине находился крупный камень в окружении более мелких.

Браслеты делали литые серебряные с черненым или эмалевым рисунком, из стекла, из тонкой серебряной или золотой проволоки. Называли их «зарукавьями», «запястьями», «обручами». Прообраз «запястья» – обшлага царских кафтанов, расшитые самоцветами.

Ожерелья или «мониста» изготавливали из жемчуга, горного хрусталя, кварца, нефрита, сердолика, рубинов, альмандинов, цветных стеклянных или полых золотых шариков. Мониста носили все женщины, но предпочтение отдавалось розовому жемчугу. В праздничный день не полагалось выходить из дома без хотя бы одной нитки «перла» (жемчужного ожерелья) на шее. Крестьяне носили бусы из цитрина и горного хрусталя для защиты от дурного глаза.

Кроме собственно украшений, которые привешивали на все части тела, изделия из золота и серебра пристегивали и накладывали на одежду, отделывали ткань золотым шитьем и расшивали драгоценностями, в особенности жемчугом. Иноземные послы сообщали, что русские бояре одеваются «пышно без всякой меры». Очень красиво было «кружево» – отделка воротника, подола и рукавов полосками из небольших прямоугольных золотых и серебряных прорезных запон. Особенное внимание уделяли головным уборам – на Руси они сами по себе становились видом ювелирного украшения. Символом царской власти была шапка, отделанная мехом и украшенная золотыми пластинками, шитьем и самоцветами – примером может послужить знаменитая «Шапка Мономаха», хранящаяся ныне в Оружейной палате – она украшена крупными яхонтами, бирюзой, янтарем и жемчугом, венчает ее крест с крупными жемчужинами на концах.

Женские головные уборы отличались огромным разнообразием. Замужние женщины носили платок или убрус, к которому подвешивали височные кольца – тяжелые лунницы или колты, покрытые красочной эмалью или украшенные жемчугом. У более состоятельных славянок к головному убору симметрично по обеим сторонам лица подвешивались рясины – спускавшиеся до плеч жемчужные нити. Кичка – еще один любимый головной убор знатных горожанок, украшенная золотым шитьем и жемчугом плотная цилиндрическая шапка.

Платье дополняли пояса из золота с жемчугом и сердоликом, пряжки и булавки с драгоценными камнями. Особой популярностью пользовались золотые и серебряные цепи, собранные из плоских колец или розеток и украшенные цветной эмалью.

Отделывали самоцветами и различные предметы – доспехи и оружие, домашнюю утварь, оклады икон и евангелий. Так, по велению Ивана Грозного был выполнен оклад евангелия для Благовещенского собора Московского Кремля, где с эмалью и золотом сочетаются синие сапфиры, золотистые топазы и вишневые турмалины. Иногда небольшая посуда вырезалась целиком из самоцветных камней – оникса или агата, с серебряной отделкой.

Прекрасные образцы исконно русского ювелирного искусства, ранее украшавшие боярские и княжеские палаты, ныне сохранились в малых количествах и практически неизвестны широкой публике. Причиной тому многочисленные войны и междоусобицы, сотрясавшие Русь – в огне сражений и пропала большая часть нашего наследия. Внушительная часть истории украшений стала известна современным исследователям по древним кладам, которые до сих пор иногда находят – например, в 1967 г. в Крыму найдено было около 300 мужских и женских украшений, среди которых были многочисленные бусы из сердолика и нефрита, многочастные женские головные уборы из золота с бирюзой, шпинелью и жемчугом, золотые футляры и пояса с сердоликовыми и яшмовыми вставками. Такие находки поступают обычно в Исторический музей г. Москвы. Самое большое собрание старорусских украшений находится в Оружейной палате Московского Кремля – в этом основанном еще при Иване III музее хранится более 4000 образцов ювелирного и камнерезного искусства, включая шитое золотом и драгоценностями парадное и коронационное платье, облачения иерархов православной церкви, старинное оружие, домашнюю утварь, государственные регалии, головные уборы русских князей и княгинь, уникальная коллекция резных усыпанных самоцветами старинных тронов. Немногие из нас, посещая в детстве со школьной экскурсией Оружейную палату, по-настоящему приглядывались к старинным украшениям – они казались нам лишь археологическими диковинками. Вырастая же, мы с увлечением предаемся возникшей в последние годы моде на экзотическую этнику – а ведь своеобычные русские украшения заслуживают внимания ничуть не меньше, чем украшения с индийскими, африканскими и арабскими мотивами, ни в чем не уступая последним по красоте и изяществу. Уже сегодня постепенно усилиями отдельных энтузиастов возрождается искусство работы с серебром – чернения и филиграни – занимаются этим мастера в Северном Устюге (серебряные изделия) и Санкт-Петербурге (работа с эмалью). И, возможно, в один прекрасный день пойдут по подиуму красавицы в расшитых жемчугом шубках, украшенные не цыганскими многослойными ожерельями и таитянским серебром, но русскими лунницами и зарукавьями, и полузабытое искусство русского узурочья вновь звонко заявит о себе всему миру.

Показать все украшения с самоцветами
Распечатать
Дата публикации: 23.09.2007 г. << ПРЕДЫДУЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ | СЛЕДУЮЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ >>