WWW.PREVESTI.RU

Топаз моей души Распечатать

Пышет искрами Топаз. Пламя грешное раздует,


Защекочет, заколдует злой ведун, звериный глаз…


Ты, Топаз, молчи, молчи! Лей горячие лучи!


Н. Тэффи «Семь огней».


Египетский остров Зебергед с древних времен известен как остров Топазос (Топазион), и у многих древних авторов встречаются упоминания о топазах, добываемых там. Однако когда в 1900 году на Зебергеде были обнаружены древние раскопки, в них было найдено вместо ожидаемого топаза много хризолита (он же оливин и перидот). Получается, топазы древности – вовсе не топазы, а хризолиты. Своеобразие дошедших до нашего времени легенд о топазе объясняется тем, что название «топаз» очень долго применялось по отношению ко всем желтым, желто-зеленым и зеленым камням, и даже в некоторых случаях обозначало драгоценный камень вообще. Топаз, о котором говорит Плиний Старший или Андрей Кесарийский, вовсе не тот топаз, который мы знаем. Похожая история происходила на протяжении веков с карбункулами (красные камни): до сих пор до конца неясно, о каком камне в каждом конкретном случае шла речь: то ли о рубине, то ли о гранате, то ли о шпинели. Люди просто не отличали похожие камни друг от друга.

Впервые упоминание топаза встречается в Септуагинте (III-II в.в. до н.э.) – самом старом греческом переводе Ветхого завета с древнееврейского языка. В этом документе упоминаются и другие драгоценные камни, особенно в Книге пророка Иезекииля и Исходе. С распространением христианства переводные библейские тексты получают широкую аудиторию читателей, и новые древнегреческие названия библейских камней заменяют старые. Так вот, среди новых названий находим и «топазион» или «топадзион»; этим термином в тексте обозначен один из двенадцати камней наперсника Первосвященника Аарона (наперсник – нагрудник, специальная сума, которая вешается на грудь первосвященника во время религиозных ритуалов). Предположительно те, кто переводил Ветхий Завет, образовали новое название от древнеиндийского слова «тапас» (огонь). А следовательно, так камень и выглядел: ярко-желтый, сверкающий. И действительно, свойства топаза близки свойствам алмаза, обладающего высоким коэффициентом преломления, обеспечивающим сильный блеск, так что бесцветный топаз может вполне сойти за алмаз. К сожалению, проверить, что за камни все-таки были на наперснике, невозможно, поскольку после захвата и разрушения римлянами Иерусалима он пропал.

Есть и другая легенда, объясняющая происхождение названия топаза. Ею мы обязаны Плинию Старшему, древнеримскому ученому, жившему в I веке н.э. Плиний Старший рассказывает об острове в Красном море, к которому однажды пристали троглодиты, древние люди (троглодит – «вползающий в пещеру», если переводить автора дословно). Эти пещерные люди, пытаясь найти пищу, стали выкапывать коренья и нашли красивый зеленый камень. Троглодитам был знаком этот остров; его приходилось долго искать в море, так как он часто был окутан туманом. За это они называли его Топазион – слово, которое автор переводит как «искать». Поэтому и камни с острова стали называться так же. Ту же историю пересказывает Исидор Испанский (VI-VII в.в.), государственный деятель и ученый, в своей «Этимологии». Что же это за остров в Красном море? Да все тот же Зебергед, который крестоносцы называли островом Святого Иоанна, или, в английской транскрипции, остров Сент-Джонс, и тоже находили там драгоценные камни. Даже в наше время можно поехать на Зебергед и поискать зеленые камушки, но это будет не топаз, который чаще всего бывает желтым и бесцветным. Зебергед славится своими прекрасными кристаллами хризолита; это о них писал Плиний, это они были найдены в древних раскопках. К тому же, с арабского слово «зебергед» переводится как «перидот».

Путаница с названиями и просто странные описания топазов продолжаются и дальше. Автор труда «Толкование на Апокалипсис» епископ Андрей Кесарийский (VI-VII в.в.) сопоставляет двенадцать камней из основания стены Небесного Иерусалима с двенадцатью апостолами. Именно благодаря этому документу у святых появились «свои» камни. Топазий (топаз) автор соотносит с апостолом Матфеем и описывает так: «черным, по цвету подобным анфраксу, топазом, источающим, как говорят, млекообразный сок, целебный для страждущих глазными болезнями, может обозначаться душа блаженного Матфея, которая быв объята Божественною ревностью и украшена пролитием крови за Христа, врачует Евангелием слепых сердцем и наполняет млеком новорожденных в вере». Топаз явно не подходит под такое описание, однако именно он с тех пор считается излечивающим глазные болезни.

Наконец, в XVII веке все выяснилось благодаря талантливому фламандскому врачу Ансельму Боэцию де Бооту, автору хрестоматийной книги «История гемм и камей», которая стала на долгие годы настольным справочником по драгоценным камням. Со времени появления этой книги топазом называют именно топаз, и он постепенно завоевывает популярность. Это происходит благодаря открытию богатого месторождения топазов в Германии, в Шнеккенштейне, в 1737 году. Сотни килограммов ярких желтых и коричневато-желтых топазов расходятся оттуда по Европе, находя свое место в ювелирных украшениях. Но еще задолго до этого топазы добываются в разных местах мира, о чем свидетельствуют такие произведения ювелирного искусства, как оклад Евангелия, выполненный по заказу Ивана Грозного в 1571 году для Благовещенского собора Московского Кремля, и предметы из знаменитого Рязанского клада – уникальные изделия домонгольского периода (XII- XIII в.в.) Из их числа и золотые бармы-оплечья, которые украшены множеством разных камней, но они смотрятся гармонично благодаря искусно подобранной цветовой гамме. Среди этих камней есть и топазы.

Топаз из тех самоцветов, которые представлены в самых разнообразных оттенках. Чаще встречаются желтые, похожие на цитрин камни (чем пользовались мошенники, выдавая цитрин за топаз); бесцветные, похожие на алмаз (высокая плотность топаза, близкая алмазной, затрудняет различение); винно-желтые с приятным коричневатым оттенком коньяка и коричневые; голубые, как чистое весеннее небо морозным утром. Последние являются гордостью коллекции украшений с топазами «Галереи Cамоцветов». «Есть топазы, желтые, как глаза тигров, и розовые, как глаза лесного голубя, и зеленые, как глаза кошек», - так описывает цвет топаза О. Уайльд в пьесе «Саломея». Действительно, есть и розовые, нежно-лиловатые топазы, очень редкие и дорогие. Такие камни были найдены на Урале в XVIII веке и быстро стали очень популярны. Особенно ценились мурзинские топазы цвета «хорошей синеватой воды». По словам Д. Н. Мамина-Сибиряка, «главный недостаток лучших камней – это их страшная цена».

Кроме того, топаз может быть густого чайного цвета, а также красным, оранжевым и синим. Но чаще всего такие интенсивные цвета получают с помощью нагревания и облучения, причем способы искусственного изменения окраски топазов известны с XVIII века, а скорее всего и намного раньше, просто были забыты, как это часто бывает. Топазы уральских копей быстро кончились, и прозвище «сибирский алмаз» так и не успело толком закрепиться за топазом. Однако розовые камни и в XIX веке продавались на Урале. Оказывается, «большая часть розовых топазов, известных под именем «оренбургских топазов», представляет выжженные в герметически закрытых сосудах бразильские топазы» (М. И. Пыляев, «Драгоценные камни, их свойства, местонахождения и употребление»). Со временем такой топаз может выцвести, он не любит солнечных лучей, да и природный цвет топаза изменчив и лучше всего смотрится под светом ламп накаливания. Эта изменчивость окраски – особенность топаза, загадочное свойство, только в последнее время изученное. Очень красивый эффект дает покрытие ограненного топаза тонким слоем окиси титана, после чего камень приобретает яркие переливающиеся цвета.

На Украине тоже есть богатые месторождения прекрасных топазов, среди которых славятся винно-желтые; на Волыни был найден топаз-гигант великолепной чистоты и прозрачности весом 110 кг. Но самыми знаменитыми и легендарными являются бразильские топазы. Именно оттуда родом самые большие, известные камни. Три области – Дом-Боско, Родриго-Сильва и Сараменья – составляют топазовый пояс около знаменитого города Оуро-Прето в славящемся своими камнями штате Минас-Жерайс. Уже в 1730 году эти области известны местным старателям и геологам-разведчикам как источник драгоценных камней. Бразилия в то время была колонией Португалии, и в доведенной до бедности Португалии были несказанно рады открытию в 1735 году значительного месторождения топазов в Вилла-Рока (Оуро-Прето). Позже португальское правительство официально признало эти залежи коммерческим месторождением драгоценных камней – по важности оно было в списке сразу после запасов бразильского золота и алмазов. Оуро-Прето быстро стал самым выдающимся городом в штате и в начале XIX века – его столицей, в которой о камнях начинали узнавать с пеленок. Во Дворце губернатора, ныне музее, хранится коллекция из 25 000 образцов бразильских драгоценных камней. Рассказывают даже, что в Оуро-Прето есть монастырь, огромная лестница которого вся выложена кристаллами топаза и его выколками по спайности. Кстати, именно этим свойством топаза – совершенной спайностью (способностью раскалываться под определенным углом) – пользовались древние люди, чтобы откалывать от кусков камня тонкие топазовые лезвия, которые были очень острыми и прочными (твердость топаза – 8 по шкале Мооса; алмаз – 10).

Пять больших светлых бразильских лилово-розовых топазов украшают Орден Золотого Руна, хранящийся в Алмазном Фонде России. Не случайно для этого ордена были выбраны топазы. Они обладают очень хорошей и многозначной символикой; считается, что топаз прививает своему владельцу такие свойства, как верность, мужество, благородство, честность, великодушие. Древние египтяне полагали, что золотистый топаз впитал в себя свет Солнца и является проводником силы бога солнца Ра, защитным амулетом. Они, а также ассирийцы и вавилоняне, соотносили топаз с созвездием Скорпиона, а греки – с созвездием Весов.

В традиции совсем другого времени – раннесредневековой католической – топаз считался лекарством от чумы. В Риме был лекарь, который в ХV веке совершал чудесные исцеления от чумы с помощью топазов. Он просто прикасался к чумным бубонам (опухолям) топазом, принадлежавшим двум святейшим папам - Клименту VI и Григорию II. Разумеется, факт принадлежности камня римским понтификам заметно усиливал веру в целительную силу камня, что и должно было привести к выздоровлению. Святая Гильдегарда в земной жизни тоже предлагала топаз в качестве лекарственного средства, только от глазных болезней. Для проведения лечения нужно было положить топаз в вино на трое суток. После этого топаз кладут на глаза на ночь, а вино пьют в течение пяти дней. Леди Гильдегарда была женой Теодорика, графа Голландии, бывшей в те века частью Священной Римской империи, графством. Она подарила топаз одному из монастырей, и камень испускал ночью такой свет, что в молельне, где он хранился, монахи читали молитвы без помощи ламп. Вполне вероятно, что монахи просто знали их наизусть. Это мифическое качество топаза, основанное на его физико-оптических свойствах, описывает английский поэт Кристофер Смарт в поэме «Песнь к Давиду» 1763 года. Эта поэма – гимн Богу и миру, им сотворенному.

Не восхвалить возможно ли
Каменья, детища земли,
Венец даров прещедрых –
Как яспис, нужный ремеслу,
Так и топаз, который мглу
Рассеивает в недрах.
(перевод Е. Витковского).

Согласно «Почтенному ювелиру» немецкого автора XVII века, «достоинство и внутренняя сила топаза, усиливающиеся и слабеющие под влиянием Луны, заключаются в том, что, будучи брошен в кипящую воду, топаз лишает ее тепла», то есть вода просто перестает кипеть. Это свойство перенесено в поверье, будто топаз усмиряет бури, благодаря чему он стал талисманом морских путешественников. Кроме того, он успокаивает и разгоряченные сердца, считается камнем просветления, поднимающим настроение, укрепляющим дух. Его по давней традиции дарят людям высокого положения. Так, Александру I был преподнесен синий топаз весом 318 грамм. Его подарил императору обладатель ценнейшей коллекции бериллов и топазов священник Мурзинской слободы (Урал) Старцев. А вот куда пропала его драгоценная коллекция, никто не знает. Говорят, Старцев незадолго до смерти закопал ее, и тайна этого клада все еще не открыта. Любителям искать клады отрадно будет узнать, что их до сих пор находят, мало того, даже в городе, на улице, на виду у всех можно найти настоящий клад, как это случилось в Лондоне. В середине ХХ века на фешенебельной улице Флит-стрит в одном из магазинов огромным топазом… подпирали дверь. Хозяин думал, что это просто кусок стекла. Топаз потянул на шесть килограммов.

Но настоящий клад – это, конечно, не «золото-брильянты», не топазы Старцева, а прекрасная душа человека. Может быть, это имел в виду М. Кузмин в стихотворении «В дороге»:
В вас светится таинственный топаз,
Как отголосок солнца, еле-еле.
Распечатать
Дата публикации: 07.09.2009 г. << ПРЕДЫДУЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ | СЛЕДУЮЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ >>