WWW.PREVESTI.RU

От ларца до табакерки: хранилище сокровищ Распечатать

Шкатулки, табакерки, ларцы и ларчики – все милые коробочки, в которых так приятно хранить не только разные мелочи, но и драгоценности, оказывается, имеют глубокие исторические и символические корни. А историй и легенд о них – великое множество.

Если разбираться в определениях, «ларец – это дорогой, изукрашенный ящик для хранения разных вещей, главным образом драгоценностей», а «шкатулка – небольшой ящик для мелких, обычно ценных вещей» (словарь Ушакова). Шкатулка, таким образом, меньшего размера и хранятся в ней, соответственно, более мелкие предметы. Но и то, и другое может содержать в себе драгоценности. Шкатулка – это производное от шкатула (szkatula), слова, заимствованного из польского языка. А уже в польский язык шкатула попала из латыни (scatula – коробка). Золотые коробочки использовались в древнегреческих Микенах в XVI веке до н.э., и даже еще раньше – в Древнем Египте. Там существовало великое множество разных коробочек и шкатулочек для притираний, ароматических масел, благовоний, косметики, золотых пеналов для письменных принадлежностей (были даже ученические пеналы юных фараонов, совсем как в современных школах), шкатулок для драгоценностей и ритуальных предметов. Особо много их было в царских захоронениях, например, фараона Тутанхамона – ведь нужно было куда-то складывать всю драгоценную утварь, которая понадобится в загробном мире. В захоронениях сарматских цариц первого века до нашей эры, найденных в Крыму, были обнаружены китайские лаковые шкатулочки, в которых женщины хранили флакончики с ароматными маслами, притираниями, туалетные ложечки из золота и серебра – своего рода аппликаторы для косметики, щипчики для корректировки бровей, бронзовые зеркала, украшения, футлярчики с иголками, застежки для одежды. Словом, все то же самое, что и сейчас.

Как и современные женщины, драгоценности хранила в своем ларце польская принцесса Ядвига Ягеллонка из династии Ягеллонов, дочь Сигизмунда I. Этот чудесный серебряный позолоченный ларец работы нюрнбергских мастеров был сделан в XVI веке, в эпоху Возрождения. Вся его поверхность усыпана алмазами, рубинами, сапфирами, изумрудами, жемчугом и другими камнями, а размеров ларец приличных: около полуметра в длину и примерно тридцати сантиметров в высоту. Крышка, как у классических ларцов, четырехскатная, украшена розетками и крестами из разноцветных камней да маленькими камеями. На самом верху – фигурки двух ангелочков, тянущих в противоположные стороны две ветви одного дерева, с которых свисают гроздья галтованных сапфиров и рубинов с жемчужинами. Ножки ларца – в виде геральдических животных. Это сокровище было частью приданого принцессы Ядвиги, которое по наследству досталось Софии Шарлотте Вольфенбюттельской, жене царевича Алексея Петровича, сына Петра I. Так ларец попал в петербургский Эрмитаж.

Ценности, которые обычно люди столько веков хранят в ларцах и шкатулках, придали им загадочный и магический ореол. Шкатулки становятся героями преданий, сказок, повестей и романов. Самая известная и самая любимая русская шкатулка – это, несомненно, малахитовая шкатулка из уральских сказов Бажова. Павел Петрович Бажов, который ее придумал, считал малахит камнем, в котором «радость земли собрана», поэтому он выбрал его главным героем своих сказов. А малахитовая шкатулка стала собирательным образом, символом вместилища драгоценных женских уборов, по-настоящему прекрасных, волшебных, в которых любая женщина становится красавицей. Сказочные ларцы у разных народов содержат магические предметы или, на худой конец, сокровища, то есть все весьма ценное и красивое. Но есть и древнегреческий миф о Пандоре и ее ларце. Прекрасную Пандору создали боги; каждый вложил в нее частичку своих достоинств, а Зевс дал ей в приданое ларец, наказав не открывать его. Пандора стала женой брата Прометея, и уже на земле из любопытства открыла ларец, а оттуда вылетели на свободу заключенные в нем Зевсом горести, несчастья, болезни и прочие страшные беды. Так Зевс отомстил Прометею за то, что тот с помощью огня сделал жизнь людей слишком легкой.

Такое двойственное отношение к ларцу, который может содержать и большую ценность, и опасные предметы, таится в восприятии его как символа женского начала, к которому отношение одновременно и почтительное, и отрицательное. Ларец с зерном был атрибутом Деметры (ее имя переводится как «мать зерна»); по Библии Ковчег Завета, который впервые Моисей установил в первом святилище Бога, является именно ларцом. Над ним проявляется женская ипостась Яхве – Шехина. А кто не помнит «яйцо в утке, утка – в зайце, заяц – в ларце»? Именно в ларце находится смерть Кащея в русских сказках, а вернее будет сказать, что в ларце – его жизнь! – вот как относились люди к простым, вроде бы, коробочкам.


Ковчег Завета
О Ковчеге завета стоит упомянуть отдельно. Это тот самый большой ларец с золотыми ангелами на крышке, который искал незабвенный Индиана Джонс. Ковчег – реально существовавшая реликвия, в которой, по Библии, хранились каменные скрижали завета с десятью заповедями. Завет – это некий договор, союз Бога с человеком. По сохранившимся описаниям, Ковчег был изготовлен из древесины акации и был обит изнутри и снаружи золотыми пластинами; его размеры – 2,5 локтя в длину и по 1,5 локтя в ширину и высоту (приблизительно 125×75×75 см). На его крышке установлены были два ангела лицом друг к другу с крыльями, соединяющимися над центром ларца. Именно в этой точке ипостась Бога должна была являться и говорить с Моисеем. По одной из версий в Талмуде, Ковчег состоял из трёх ларцов: внутренний – из золота, помещался внутри другого, деревянного ларца, который уже находился во внешнем ларце с крышкой и кольцами внизу со вставленными в них обитыми золотом шестами для переноски. Ковчег Завета символизирует присутствие Бога между лю
дьми и потому является прообразом храма – священного места. Он обладает магическими свойствами, например, сам несет несущих его людей, а также не имеет измерений, то есть не занимает физического места на земле. Ковчег много путешествовал вместе с еврейским народом, пока во времена Соломона не был построен первый иерусалимский Храм (в 950 году до н.э.). Перед разрушением Храма Навуходоносором в 586 году до н. э. Ковчег исчез. Дальнейшая его судьба неизвестна, возникло великое множество легенд и пророчеств о Ковчеге, и до сих пор ведутся споры о местонахождении священного ларца.


Христианские святыни-ларцы
Христиане хранят свои главные реликвии в специальных емкостях — мощевиках. Реликвиями могут быть как мощи святых, так и части одежды, гроба и т.д. Если мощевик представляет собой ящик или ларец, он называется ковчегом или ковчежцем. В московском Кремле хранится ковчег Дионисия, изготовленный греческими и русскими мастерами по заказу суздальского князя Дмитрия Константиновича для реликвий Страстей Христовых, привезенных в 1383 году архиепископом Дионисием Суздальским из Константинополя. Ковчег представляет собой квадрат, каждая сторона которого продолжена полукружиями; вся композиция образует равноконечный крест. Ковчег позолочен и украшен драгоценными камнями, перламутром, слюдой. Он был одной из главнейших родовых святынь московских князей и в завещаниях всегда возглавлял список святынь, которые передавались по наследству.

В Кельнском соборе, самом большом в Германии, с XIII века хранится золотой ларец Трех святых королей. Останки трех святых волхвов, трех королей, что ходили поклониться новорожденному Христу, были привезены в Кельн в 1164 году и стали привлекать в город такое количество паломников, что было решено построить для них собор. Для мощей десять лет изготавливался саркофаг из серебра, золота и драгоценных камней, ларец Трех королей – одна из драгоценнейших святынь христиан.


Табакерка вместо любовного письма
Когда в середине XVI века известный дипломат Жан Нико дал Екатерине Медичи растертые в порошок листья табака, чтобы вылечить ее от мигрени, никто и не подозревал, что его употребление приобретет такие колоссальные масштабы. А ведь тогда за курение табака можно было попасть на костер инквизиции: как же, ведь из носа и рта идет дым! Но табак можно не только курить, его можно еще жевать и нюхать. Нюхательный табак хранили в специальных коробочках, которые носили с собой. Коробочки-табакерки сразу вошли в моду, тем более что табак считался полезным: им лечили простуду, головную и зубную боль, кожные и инфекционные заболевания. Чем богаче была украшена такая табакерка, тем выше был социальный статус ее владельца. Нюхали табак практически все: от императриц до матросов, как мужчины, так и женщины.

В России одним из первых для императорского двора стал делать драгоценные табакерки швейцарец Иеремия Позье, а несколько позже – Жан-Пьер Адор, сделавший на табакерках имя. Много табакерок в их исполнении было у Елизаветы I и Екатерины II – например, прямоугольная золотая табакерка Екатерины с крупными сапфирами и бриллиантами, выполненная Позье, или «медальная» круглая золотая табакерка мастера Адора с профилем Екатерины в образе богини Минервы. У М. И. Пыляева можно прочитать, что Екатерина II «очень любила нюхать табак, но никогда не носила с собой табакерки; последние, впрочем, у ней лежали на всех столах и окнах в ее кабинете. Привычка не носить с собой табакерки произошла у нее оттого, что Петр III не позволял ей нюхать табак». Для императрицы табакерка стала больше, чем просто коробочкой для табака, пусть даже и драгоценной. Когда она садилась после утреннего кофе за государственные дела, то ставила перед собой табакерку с изображением Петра I, мысленно спрашивая его: «Что бы он повелел, что бы запретил, что бы стал делать на моем месте?» Табакерка стала для Екатерины II амулетом; позже табакерки приобрели в российском обществе множество символических функций, например, служили императорской наградой за военные заслуги или даже в области искусства. Известно, что у поэта Г. Державина было две императорских табакерки. Самой ценной наградой считалась табакерка с портретами их величеств, далее шли коробочки с монаршими вензелями.

Когда были открыты уральские самоцветы, стали популярны «минералогические» табакерки, выполненные из различных драгоценных и поделочных камней. К каждому костюму полагалась своя табакерка: для бальной одежды, для поездок, для визитов и т.д., поэтому у великосветских модников обилие табакерок было признаком хорошего вкуса. Франты XVIII века носили табакерки из яшмы. Ни один уважающий себя ловелас не выходил из дома, не взяв с собой одну из табакерок, так как с их помощью велась любовная переписка, за что дамы называли свои табакерки «кибиточками любовной почты». В высшем свете даже шестнадцатилетние красавицы нюхали табак. Об этом есть строки у юного А. Пушкина, когда еще мода на нюханье табака не прошла:

Возможно ль, милая Климена,
Какая странная во вкусе перемена!..
Ты любишь обонять не утренний цветок,
А вредную траву зелену,
Искусством превращенну
В пушистый порошок!

Табакерки своим декором могли сигнализировать о чувствах: роза – признание красоты, незабудка – обещание верности, тюльпан – брачное предложение. Изображение рыбной ловли на удочку означало флирт. Но если табакерку дарили (а не вручали в качестве награды), то это означало нежелание впредь видеть и общаться с тем, кому подарена табакерка. В России после дуэли Пушкина с Дантесом Николай I не принял французского дипломата барона Геккерена, приемного отца Дантеса. Зато барону была прислана табакерка. Удивленному иностранцу пояснили: его более не задерживают в России. Говорят, маркизе де Помпадур однажды надоел любовник, явившийся на свидание. Маркиза не пожелала его принять и послала к нему слугу с табакеркой. На ней был изображен Амур, пораженный стрелой (символ умершей любви), и надпись: «Достаточно».

Страстным коллекционером табакерок был прусский король Фридрих Великий. Ему в наследство досталось шестьсот коробочек, а после него осталось уже полторы тысячи. Наследники частенько дарили их царственным гостям. Так в Эрмитаж попала табакерка из красивого полосатого розового агата неизвестного мастера XVIII века, обрамленная венками из рубинов и бриллиантов с нефритом. А когда мода на нюханье табака прошла, табакерки стали просто коробочками для хранения мелочей и почти до конца XIX века считались приличным подарком солидному человеку. Некоторые из них были даже с музыкой, как у Владимира Одоевского в его «Городке в табакерке»: «Наконец Миша уверился, что музыка точно играла в табакерке... Какая прекрасная табакерка! пёстренькая, из черепахи. А что на крышке-то! Ворота, башенки, домик, другой, третий, четвёртый, – и счесть нельзя, и все мал мала меньше, и все золотые; а деревья-то также золотые, а листики на них серебряные; а за деревьями встаёт солнышко, и от него розовые лучи расходятся по всему небу».

Даже если у нас нет сокровищ и драгоценностей, то любая шкатулка – это символ обладания ими. С каким счастьем и благоговением мы залезали в мамину шкатулку! Неважно, что там лежало – это были настоящие сокровища. Любая табакерочка – это антураж и декоративный элемент интерьера; агатовая шкатулочка или ларец из яшмы создадут теплую ауру. Шкатулка по определению просто не может быть пустой, и в этом ее загадка. Если хочется миллион, нужно иметь тысячу. Если хочется драгоценных сокровищ, нужна шкатулка. А сокровища приложатся.
Распечатать
Дата публикации: 31.05.2009 г. << ПРЕДЫДУЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ | СЛЕДУЮЩАЯ ПУБЛИКАЦИЯ >>